Собаки

Собачье лето

Рич Грозный


«Грозный» — такая царская приставка подошла бы к имени Василисиного сыночка. Он статен, высок, красив и в свои девять лет наводит трепет и ужас на жителей деревни.


Иногда Перун-громовержец насылает гром, молнии и неистовые ливни на сторожевого Рича. Стихии природы воюют друг с другом, а «грозный» парень подглядывает за ними из козлятника, с безопасного расстояния.

Это не прятки от грозы, это простые беззаботные летние прятки счастливого деревенского Рича.

Василиса — девушка с характером

Ничего не знает о своей старости Василиса, с достоинством принимает повороты жизни. Приезжающим детям она, как и в молодости, позволяет все — обнимать, целовать, валяться рядом, заглядывать в почти не видящие глазки. А детям только того и надо — где ещё можно обнять такого большого зверя.

Длинная прогулка Василисы в это лето — метров сто вокруг дома. Все дыбинские ушли далеко вперед, а Васенька хоть и с трудом, но все же ходит по известной ей с детства тропе. Когда силы покидают старушку, она ложится в траве и шёпотом лает. Знает, что придут мама с папой, помогут подняться и закончить стометровку.

Томас, дед и Димка понимают, что Василиса все ещё вожак — пропускают вперед, подхваливают, стараются не обгонять. Ведь так было все двенадцать лет её долгой жизни.

К середине лета и эти прогулки стали нечастыми, всего пару раз в неделю — Василисе трудно вставать, задние лапки перестали слушаться. Почти весь летний день она лежит на солнышке и с прежним любопытством наблюдает за запахами проходящей мимо жизни.

Впервые за много лет Васюта надела ошейник, да не один, а сразу два — на шею и на попу. Так собачьей голове удобно выбирать нужное направление, а задним лапам передвигаться. Ни стонов, ни бурчаний, ни жалоб, ни уныния — все как прежде, хотя тише, слабее и ближе.

Марта — бабушка

У бабушки Марты нет своих детей и она любит всех девочек и мальчиков, которые дети людей.  Марте ничего не надо делать, только приезжать в гости заодно с другой бабушкой. Вместе они гуляют, чтобы посмотреть на всякие вещи, например, на красивые листья или на гусениц. Бабушка Марта в гостях считает себя самой умной и красивой, потому строит глазки Томасу и лает на Василису и Герду.

Ира — тоже бабушка, только человек. Она ходит гулять не только с Мартой, но и с мальчиками-внуками, чтобы разговаривать о рыбалке и других вещах. Они обе старушки, и поэтому им нельзя бегать и много прыгать. Но можно лежать на солнышке и греться.

Томми обаяшка

Томми подрос и из голубоглазого милого щенка превратился в общительного симпатягу-парня с прекрасным лёгким характером. Этим летом он познакомился с новым местом для жизни, изучил всех соседей, быстро обучился всем хитростям сторожевой службы и принялся по-настоящему нести охрану своей родной территории. А охранять есть что — уютную будку с видом на зеленое море свежей травы, своих милых мальчишек, мамупапу, и обожаемый мячик!

Ни одна собака в мире не любит свой оранжевый мячик, так как Томми — паника истерика, если мячик потерялся. И не только у него)). Вся семья включается в поиски игрушки)). И такая история не только с оранжевым мячиком, но и с синим, зеленым, красным и всеми другими. Нескучно всем!

Весёлый, требующий постоянного общения, смешной, добрый пёс, преданный и полностью исполняющий свои обязанности по охране дома — это наш любимый Томми.

Герда наша милая

Как будто знал заранее Томми, что нужна защитнице Герде помощь по службе —  пришёл голубоглазым смышленым подростком и сел у ворот дома. Слышал, как Герда лаем прогоняла его. А может быть наоборот, звала? Так или иначе, через несколько дней Томми навсегда поселился рядом со старенькой сторожевой собакой. Её последние несколько месяцев они проводили вместе. В метель, дождь и жару несли службу по дому. Этим летом наша милая Герда уснула навсегда и до сих пор мы не можем в это поверить.

Томас водоплавающий

В прошлой жизни Томас кажется был тюленем, или моржом, или бобром, или выдрой — так ему по нраву купания в любых водоемах. Плывёт долго, мягко, без усилий, по сторонам не смотрит. Не боится в воде ничего — ни трактора большущего,  ни электропилы звенящей, ни фейерверка взлетающего. Сказка, а не жизнь!  Плыви — не хочу!

Этот мини-прудик мы так и прозвали — «собачий». Вырытый неизвестным экскаватором посреди поля, он зарос полагающимися пруду растениями, сохранил глинистое дно и отстаивает воду до зеленоватой прозрачности. Как будто о нашем любимце заботится — поплавай у меня, Томас.

В длинных прогулках, набегавшись до изнеможения, Томас плюхается в лужу любой глубины и высунув язык с удовольствием принимает солнечно-грязевые ванны. Ему неведомы переживания о заглинившейся шерсти, миллиардах бактерий и миллионах одноклеточных животных, забравшихся ему в шерсть. Встал, отряхнулся — и к следующей луже.

После долгой прогулки прячется Томас среди дедушкиных камней и бабушкиных можжевеловых зарослей. Отдыхает!

Снуп сухопутный

Совсем не любит воду вельш Снуп. И море синее-зеленое, и вода прозрачная, и плыви, куда хочешь — неа, не наше это.

А наше — носиться с папой по горным дорогам, купаясь в запахах вершин, извилистых троп и замирая от сухопутного счастья.

Завелась этим летом у Снупа подружка, очаровательная соседка-дворянка по имени Чара. Наблюдаем классический дачный роман — Чара поджидает парня всегда, а он — когда родители привезут. Девушка держит Снупа на коротком поводке, отпускать не хочет, тащит в игры и бегалки.

Снуп устает от непрерывной страстной любви и ищет спасения у Алисы и мамы

Теплыми южными ночами снятся Снупу новые тропинки высоко в горах вместе с папой и Чарой, обнимашки мягкие с Алисой и Чарой, вкусняшки и городские прогулки с мамой и Чарой. Сладкий вельшик )

Дилу magnifique

Это только для собак взгляд «глаза в глаза» под запретом, человек может запросто смотреть собаке в глаза, показывая, что он открыт для общения и нежной дружбы.

А Лиза для Дилу — сердечный друг, на неё можно смотреть хоть какими глазами. В них она видит себя маленьким человеком, а Дилу в это же время видит большую, прекрасную, любимую девочку.

Лиза берет старичка на дальние прогулки — к пахучим виноградникам, в красные горы и окрестные холмы. Дилу уже побаивается один идти по узкой тропинке вверх, но с Лизой, пожалуй, рискнет.

Чтобы и самой не забыть родной язык мамы, Лиза тренирует Дилу. Он уже несколько слов может произнести и сам )).

Джимми + Ричи = сладкая парочка

Всегда вместе эта парочка красивых по-африкански стройных ворчунов, похожих на лисичек. Хвостики загнуты крутой баранкой, ушки домиком, носики по-охотничьи вытянуты в сторону привлекательного запаха. Естественный отбор научил этих древних собак помалкивать, выражая страсти жизни лишь ворчанием и урчанием.

Рыжий — Джимми-ньям, разноцветный — Ричи-ньям, вместе ньям-ньям-басенджи. Долгая история породы научила их не только молчать, но и держаться всегда вместе, всегда рядом.

Вдвоём хорошо, а втроем — совсем другое дело. Захотел Егор отдохнуть наконец от школьной жизни — пожалуйста, ДжиммиРичи тут как тут. Грациозно устроятся рядом на загляденье всем, а Егору — сердечная радость от преданности и тепла двух урчащих дружков.

Ламзаки придуманы не только для бездельных пляжников, но и для красивой жизни ДжиммиРичи. Пока хозяев нет дома можно блаженствовать и мечтать. Осталось всего несколько секунд и Джимми тоже начнет строить воздушные замки, и тогда ламзаку настанет сдутый конец. Но это только через несколько секунд, а пока — пленительные фантазии про что-то важное, собачье.

Зельда егоза

День в деревне начинается рано. Только Ярило позолотит небо, сразу просыпаются от безмятежной сладости сна летний ветерок, легкие листочки на деревьях, нежноголосые птички. Шмели начинают жужжащий полет в розоватой прохладе, кузнечики настраивают лапки-скрипочки для жаркого стёкота  будущего дня, чей-то петух запел во всю Ивановскую.


Зельда потягивает лапки, распахивает умные глазки, выбегает в утреннюю свежесть и начинает жить.

Первым делом — на Волосту-речку — не плещутся ли уже Ваня со Степой? Не поймал ли кто огромную щучку? Не рассекает ли тихую гладь старая лодка с дедом? Нет никого. Можно домой возвращаться, ждать, когда выбегут мальчишки, проснётся Рич Грозный, деды, папа и мама строгие.

На то он и Грозный, чтобы Зельда слегка побаивалась его. Но на то и она егоза-проказница, чтобы улучить момент и вставить собачье словечко в мужской разговор. Пусть привыкает Рич, что девчонка во все деревенские компании вписалась.

Зельда — энтлебухер зенненхунд, а значит кипучая энергия приучена природой расходоваться на охрану животных на пастбище. В городе тренироваться в пастушьей службе не с кем, разве только Степу с Ваней слегка покусывать за пятки, а в деревне есть куры, кролики и козы. Ваня пока только учится у опытного козовода Зельды тайнам общения с весёлыми хитроватыми рогатыми.

Днём — опять на речку, там теперь мама и Зельде все можно, даже речку переплывать. Жаль, что речка — не Волга, а то столько ещё энергии осталось не использованной.

О чём бы ни загрустил товарищ по движухе, чуткая Зельда посидит рядом пару минут да и потащит его к новым деревенским приключениям. Она же настоящий энтль )).

P.S. Вот так одна фотография Рича, присланная для радости, может усадить за комп на несколько дней для воспоминаний обо всех собаках в нашей большой семье.