Плато Устюрт и Тянь-Шань

Хива и Бухара

Маршрут: Кунград - Нукус - Беруни - Ургенч - Хива - Турткуль - Газли - Бухара - Самарканд - Шымкент

12 июля

Просыпаемся, выспавшись до обеда и в сласть – в гостинице нет окон. Зеленый чай, кислое молоко с лепешкой, разговор с хозяином о жизни до и после СССР. Все кому за 30 русский знают. Чем моложе собеседник, тем сложнее объясняться. Малыши вообще русского не знают. Едем по трассе, которая все более напоминает улицу большого просторного поселка. Чем ближе к ХIVA тем, ландшафты зеленее и зеленее. ГАИ много, останавливают, жмут руку и желают доброго пути, как только выясняется что мы путешественники.

Вот и впервые увиденные Кызылкумы. Всякая жизнь тут же обрывается, начинаются желтые холмы-барханы с редкой растительностью. Движемся вдоль Аму — Дарьи. Бензин заканчивается. На заправках говорят, что в стране кризис с топливом из-за плохих отношений с Туркменистаном, поэтому бензин только 80й. Подъезжаем к очередной заправке – не работает. Освист из кустов. «Какой бензин нужен? — Есть хоть 98». По человечески прошу сказать правду, ведь мы уже раз намучились. Как-то он все же убедил меня и мы купили хранящийся у него в сарае вроде как 98 бензин. 80 литров за 2000 руб. Видимо слишком переплатил, т.к. затем нас вкусно кормили в чайхане только что пойманной в Аму — Дарье жареной рыбой. Фото местных деток и взрослых, адреса и чешем в дальнейшую неизвестность.

Машина легко несется по горам Каратау, бензин действительно отличный. В Кызылкумах из животных встретился только корсак и несколько птах. В районе Нукуса начинается растительность, арбузы, дыни, помидоры вдоль дорог, чувствуется, что попали в оазис. Перед Ургенчем пошли ровные чеки, хлопковые поля. Людей встречается все больше — работают в поле, едут на осликах, велосипедах, везут мешки на тележках, очень милый, живой сельский пейзаж. В Бируни заехали на мойку, все вещи вытащили из машины и 2,5 часа смывали повсеместный толстый слой устюртской пыли. Местные пареньки подумали, что мы привезли вещи на продажу и пытались прицениваться. Потом помогали отмываться, рассказали, что жизнь не легка, зарплата средняя 1000р., у учителя вообще всего 500р. в месяц. Но в гости при этом приглашают искренне. Авто заблестело. Замечаем, гаишники уважительно реагируют на глянец. Говорят на ш-Ниве здесь ездят только очень большие начальники.

Ургенч, по свету, теплу, прозрачности зелени и атмосфере тишины, покоя и тихой радости напоминает городок из итальянского прошлого. Аллеи, цветы, чисто, много людей, мало машин. Короче мы вдруг поняли, что это ж и есть Хорезм (есть Хорезмская обл., а города такого нет).

Сворачиваем на XIVA – именно так тут пишут на дорожных знаках, закупаем арбузы, большую дыню по 25р/штука. Едем не спеша – наблюдаем жизнь вдоль дороги. Много детей и взрослых, запряженные ослики, уборка разного урожая, бойкая продажа его тут же у дороги. Незаметно оказываемся в центре города, специально сворачиваем в узкие, кривые, не асфальтированные улочки среди глиняных кубиков-домов. Нет взрослых, нет машин, есть много шустрой кареглазой детворы. Случайно выезжаем к супер-евро гостинице «Азия». Номер стоит 50$, хотя смотрится на 200$. Решаем остаться в Хиве на 2 ночи. Весь вечер бродили по старинной части города. Поражает множество детей, веселых и звонких даже поздним вечером, спящие на кушетках, в прохладе улицы старики, населенные домики глиняной архитектуры средних веков. И небо в звездах особой алмазности.

Пройдено 277 км
Средняя температура днём +32, ночью +25


Хорезмская область


Переправа через Аму Дарью


Мойка в Бируни


Ослики — основное средство передвижения, особенно для детворы


Ворота в старую Хиву


Штурман свалился без сил

13 июля

В окне теплая, желто-глиняная Хива, уже так милая сердцу. Горничные и официанты ухаживают как за VIP. Гостиница роскошная, и понятно, ведь принадлежит дочери президента. Русских туристов нет, автотуристов нет, наша шнивка одиноко стоит во дворе с бассейном.

Через ворота в крепостной глинобитной стене топаем в старый центр — Ичан-Кала. Вот и восточный рынок, караван-сарай. Европейских лиц – один процент. Пестрых товаров много, но национальное платье для Галюси так и не нашли.

Обменяли 4 тысячи рублей по 43 сума за рупь у парня с сумкой денег. Пересчитать толстенную пачку добровольно вызвался мясник из соседней лавки. В итоге – валютный специалист с улыбкой вернул недоданную пачку в пятьдесят тысяч сум, сославшись на нечаянность. Нас принимают за французов и ну очень удивляются, что мы из России.

Дети, почти все встречные, улыбаются, машут рукой под «Hello! Bye-bye! Bon-Bon!». Любят, чтобы их фотографировали, потом подбегают смотреть, как получилось на дисплее, сами фотографии им не нужны. Обозрели окрестности старинной Хивы, забравшись на высоченный минарет, преодолев 300 ступеней. На горизонте – пустыня, безбрежные пески. Внизу – живой, уютный, теплый, древний среднеазиатский город.

Тут мы совершили большую глупость, спросив билетершу, где бы купить платье с шароварами. Сначала милая женщина пригласила нас на чай за столик, потом выяснила, из какой шикарности мы отеля. Все мило, но как оказалось — ради того, чтобы заманить в собственный магазинчик и измором что-нибудь навязать. Через час примерок, только клятва прийти завтра, высвободила нас из рыночного плена.

Но новизна и красота древнего, сказочного города, звонкие стайки детей, всеобщая приветливость, солнечное тепло, делают нашу прогулку интересной и приятной. Нащелкали картинок. За восемь тысяч сум перекачали с флэшки на диск фото. В двухместном Интернет-кафе написали и отправили несколько строк и фото домой.

Полуденный зной провели в пустынном кафе за разговорами с юной официанткой о сегодняшней не легкой жизни. Но на лицах этого ни у кого нет. Возможно, выручает равенство в бедности. В отличие от взрослых, дети от жары не прячутся. Из калиток, закоулков, ворот – тихие детские «Hello!» и тут же слетаются в стайку – фотографироваться. Улицы из земли и глиняных стен, маленькие дворики, кое-где скотина, хотя бедность, но смотрится гармонично. Может и есть где жизнь получше, но вроде как «на другой планете», а потому и эта хороша. Вечером – арбузы, дыня, душ. Ночью — сны по сюжетам сказок из тысячи и одной ночи.

Пройдено 0 км
Средняя температура днём +34, ночью +15


Хива


Старинные улочки Хивы


Хива


Подземная Хива


Дети с малолетства учатся работать


Жительница Хивы


Чеканщик


Командир на отдыхе

14 июля

Прощаемся с милой Хивой. В шиномонтаже клеим прокол номер три – гвоздь, тысяча сум. Накрутили лишних пятьдесят километров, съездив в Бируни. Но оказалось, что это совхоз, а нам надо в город с таким же названием, но в совсем в другой стороне. Выезжаем за пределы Хорезма. Между соседними округами стоят посты, на которых в амбарную книгу заносят наши данные.

Весь день движемся под впечатлением жарких, пустынных Каракумов. Заправляемся в поселке из трех домов, в центре Каракумов, из канистр, якобы АИ-95, но этих продавцов нам потом долго материть…

Обедаем в придорожной шайхане – шашлык и много зеленого чая. Вокруг настоящие, желтые, уходящие за горизонт дюны-барханы-пески. Красота и восторг.

Фотоаппарат становится самой необходимой, самой ценной вещью. Останавливаемся у пейзажа со станом. Из одной юрты к нам прибежал мальчик и стал смотреть на нас молчаливым, пытливым взглядом. Предложенные модерновые солнцезащитные очки кардинально изменили ситуацию — надо было видеть его радость и сверкающие пятки – как зайчик он скакал по барханам показывать неожиданное богатство своим соплеменникам.

Впечатлила широченная Сыр-Дарья с высоты птичьего полета, а также живые песчаные дюны, местами заползающие на асфальтовую дорогу. Ни верблюдов, ни сусликов, ни орлов за все триста километров пустыни не встретилось. Только райской красоты птички, которых мы не видывали никогда ранее, да сухощавая лисичка-корсар перебежала дорогу.

В Бухару въезжаем ночью. Первый же отель в городе опять «Азия». Красиво, но не хочется. Обращаемся к служащему гостиницы и просим подсказать, нельзя ли для ночевки найти обычный дом в национальном стиле. Звонок по телефону и за нами приходит стройная узбечка, милая юная Ханума. Она и проводит нашу машину по узким закоулкам старой Бухары, как бедуин верблюда. Поселяемся в старинном частном узбекском доме с двориком в центре старого города.

После разговоров с местным водителем окончательно убедился в основной проблеме с двигателем – своего бензина в Узбекистане нет, есть АИ-80, в который добавляют солярку, дабы заработать, а выдавать могут и за 92, и за 95, и за 98. Через цилиндры солярка поступает в картер, смешивается с маслом. Уровень его увеличивается, а качество падает. Лампа давления на холостых загорается. Все так и есть. Наметил при первом удобном случае поменять масло и до Казахстана тянуть не заправляясь.

Наболтавшись с хозяйкой, засыпаем в Бухарской самобытно — домашней обстановке, в комнате, которой уже сто с лишним лет, украшенной шелковыми коврами и национальными одеждами.

Пройдено 508 км
Средняя температура днём +33, ночью +25


Каждый готов рассказать как может про дорогу


Сыр-Дарья — граница Туркмении и Узбекистана


Нивка укрощает Кызылкумы


Дорога уходит в барханы


Местные жители пустыни


С машины на бархан


По дороге с облаками и барханами

15 июля

Семь утра. Улочка, где мы сняли комнату, настолько узка, что машину пришлось ставить на охраняемой территории мединститута, расположенного неподалёку. И по договоренности, утром её надо переставить оттуда, пока не пришёл ректор. Машина заводится с шестой попытки. А это очень настораживающий результат.

Решаем остаться ещё на день и ночь, осмотреть Бухару и починить машину. Помня крымский случай, когда местный гид уболтал нас до полного умственного изнеможения, красавицу Хануму мы в гиды не взяли. Выспросили самый разумный маршрут, прихватили громадный зонт и отправились за впечатлениями.

Достопримечательности Бухары более фундаментальны, но и более проходные и менее душевные, чем в Хиве. Так нам показалось.

В зимнем дворце эмира Бухары ни души, и прохладно. Вне зданий от жары спасает зонт. Отобедали в парке у озера – манты, самса, пиво, над головой – не европейской расцветки птицы. Утомленные солнцем и впечатлениями, вернулись в свою старинную обитель. Искупались и проснулись вечером. Ужинать подались в ресторан возле минарета Каляна. Хотя, выходя из дома, взяли пачку денег, при расчете их не хватило. Пачка была внушительная по толщине, но так как курс – 1 рубль равен 43 сумам, содержимое её оказалось маловато. Галюся догадалась заложить официанту обручальное кольцо. Сбегали домой, взяли деньги и выкупили назад свое золото.

Набегались за день, устали, у Гали ноги болят, как предсказывала билетерша, как и положено всем, поднявшимся на минарет в Хиве. Линия впечатлений, проведенная через две географические точки Хива – Бухара и далее, подсказывала, что завтра в Самарканд можно не заезжать, не говоря уже о Ташкенте. За две ночи заплатили 86 тысяч сум и получили полный эффект присутствия в истории Бухары.

Пройдено 0 км
Средняя температура днём +34, ночью +25

Прогулка по Бухаре


Бухара. Дворец эмира


Бухара. Внутренний дворик во дворце эмира


Уличный музыкант


Узбекский национальный дом


В гостях у бухарской принцессы Ханумы

16 июля

Наш средневековый дворик прибран и полит для прохлады. Ханума накрывает прощальный завтрак. Хозяева признаются, что им грустно расставаться с нами и пытаются уговорить нас пожить ещё. Но мы — невольники свободы. Благодарим и отчаливаем.

За Бухарой пейзажи скромны, но дорога хороша. На границе каждой области фиксируют наш въезд. В одном месте заехал за красный свет. Штраф в 5400 сум торжественно принимал самый старший и самый толстый из пяти гаишников. Решили, что пора мыть машину. Ведь после первой мойки гаишники встречали и провожали нас уважительным взглядом, не останавливая. И действительно, сработало. Едем без остановок.

Пейзажи не обновляются. За день удалось сделать один интересный кадр – ослик, везущий на повозке кучера с четырьмя печками в форме больших перевернутых горшков. Остановились съесть красавицу дыню, но, увы – за два дня путешествия в жаркой и тряской машине, дыня прокисла. Зато зелено-полосатый был свеж, и животы наши за 20 мин. сами приобрели форму арбуза. С легкостью, без сожаления, по шикарной кольцевой объехали древний-современный Самарканд.

Пока рассуждали, где лучше въехать в Киргизию, случайно въехали в Казахстан (в 60 километрах от Ташкента, по указателям на Алматы, въехали на пропускной пункт «Жетисай»). Ну что ж, чему быть – тому не миновать. Почему-то возвращаться всегда не хочется. И вот мы опять едем по Казахстану, преодолев странную равнодушную таможню. Через два часа въезжаем опять в Узбекистан. Через пятьдесят километров находим пропускной пункт в Яломе. Строгий досмотр узбеков, очень витиеватое оформление в Казахской таможне – и мы мчим по Казахстану на Шымкент среди темной ночи. По дороге отказывает уже левый стеклоподъёмник. С трудом закрываем его и решаем больше не открывать – иначе невозможно будет оставлять машину без присмотра.

Пейзажи скрывает ночная темень. В час ночи въезжаем в бурлящий жизнью Шымкент. В центре города находим гостиницу и по отремонтированному фойе думаем, что и номера хороши. Но спать пришлось в социалистичесих времен «люксе». Скушали арбуз с фисташками и триста грамм водки, чем внесли коррективы во взгляды на обстановку. А главное сон был, как всегда, мертвецкий.

Пройдено 691 км
Средняя температура днём +33, ночью +28

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *