Плато Устюрт и Тянь-Шань

Плато Устюрт

Маршрут: Саура - Шетпе - Сай-Утес - Бейнеу - Акжигит - Каракалпакия - Жаслык - Кунград

10 июля

Ночью спали беспокойно – обгорели от избытка счастья и солнца. От моря уезжать не хочется. Но отпуск не бесконечен. Совершаем утреннюю прогулку голяком по кромке моря. Провожать нас вышло солнце, прибежали волны, прилетели чайки и бакланы и приползли ужи. Всем спасибо за гостеприимство. Складываемся, упаковываемся, отмываем лобовое стекло, клеим на него пленку от солнца и в путь.

На пониженной преодолеваем крутой подъем по обнаженным камням и плитам берегового склона, добираемся до шоссе. Хотя еще утро, но температура в тени уже +37. Дабы сохранять бодрость, периодически обливаемся, не снимая одежд, а ветер через открытые окна охлаждает наши подгорелые тела.

На повороте на Шепте заправляем машину. В ходе заливки шланг вырвало со штуцера колонки и литров 10 бензина вылилось на землю. Ну и ТБ… Деньги нам не вернули, но слава Аллаху хоть обошлось без пожара, жары и так предостаточно. В Шепте, в шиномонтаже, наконец (за 200 тенге) ставим пробку и у нас, ура! появляется полноценное запасное колесо. На базаре закупаем помидоры, сливы, яблоки, 20 литров воды. В обратном направлении преодолеваем Мангистаустские горы.

Соблазненные живописью, сворачиваем с трассы к меловым отрогам, фотографируем. Галюся явно перегревается, и мы уматываем назад, на спасительную (скорость!!!) трассу обгоняя табун лошадей.

И вдруг… глохнем. Наглухо. Открываем капот, пристально рассматриваем каждый узел и винтик, наконец, сильно стучим по баллону – ничего не помогает. Читаем описание… и через полчаса двигатель заводится, как-бы самоотремонтировавшись. Вперед! Но через 5км та же проблема. Вот так, с остановками на остывание мотора добираемся до приятного местечка в западном чинке, обедаем помидорами с колбасой и чешем далее.

Наконец жара сжалилась и снизилась с 38 до 36 градусов. Машина бежит нормально. На ночевку останавливаемся в единственном на Устюрте «Hotele» около Сай-Утеса. Душ – тоненькая теплая струйка, зато 7ка в ресторане холодная. И главное — есть возможность зарядить аккумуляторы телефонов, фотоаппарата и GPS-навигатора.

Посмуглевшая и похудевшая Галюся прислонилась к подушке и улетела. Я тоже, дописываю до точки и с наслаждением выпадаю до завтра.

Пройдено 247 км
Средняя температура днём +40, ночью +28


Дорога Доссор — Бейнеу


Машина и штурман остывают


Обед с видом на Устюрт

11 июля

Просыпаемся под лязг гаечных ключей – одинокий дальнобойщик за окном меняет колесо. По дороге из туалета, что прямо в поле за Hotelем, вижу, что переднее правое колесо нашей машины опять в спущенном виде. Опять замена, опять волнения, ведь мы опять оказались без запаски. А без неё по ухабистому грейдеру, без попутчиков до Бейнеу надо отмахать сто восемьдесят километров.

Повезло. Доехали. Разыскали шиномонтаж, заклеились, позвонили домой. Ведь связи не было пять дней. Заправились по полной. За десять километров до границы с Узбекистаном переодеваемся в приличные, непыльные одежды, стряхиваем пыль с ушей, умываем обожженные солнцем и ветром лица. Из уважения к традициям и от волнения перед новой страной садимся на жесткий придорожный камень.

Казахи на пограничном переходе «Агжигит» дружелюбны. Без досмотра, с добрыми пожеланиями, выпустили наш экипаж за пределы своей страны. Зато подъезжаем к Узбекской стороне и испытываем шок от увиденного. На нейтральной полосе человек сорок сидят, ходят, крутятся у нашей скромной очереди из пяти машин. Предлагают обменивать сомы на рубли. В руках пачки денег толщиной сантиметров по десять. У некоторых – полные полиэтиленовые пакеты купюр. К нам в машину всунулись три головы. Спрашиваю: «Курс?» Отвечают: «Один рубль – сорок два сома». Спрашиваю: «Где выгоднее менять – здесь или в городах?» Отвечают: «Здесь!» Спрашиваю: «А какой в городе курс?» Отвечают: «Один рубль – сорок пять сом»…В общем, меняю тысячу рублей. Все валютные операции на глазах у бдительной таможни. Под пристальными, изучающими наше досье, взглядами валютчиков заполняем цифры. В вагончике – ксерокопии, требования, Погранцы досмотр ведут тут же, раскладывая вещи на пыльной дороге. Строго. Но ещё более строго – к своим. В целом, таможня и пограничники, экологические и другие поборщики, все вместе образуют подобие деревенского рынка, наполненного одними мужчинами, может поэтому покинуть его хочется поскорее.

Первая культурная особенность страны — Галю взрослые называют сестрой, дети – тетей, меня – другом или братом. Мужчины все, всегда, в любых количествах первым делом здороваются за руку. И этот жест не формальность. Тебя сначала принимают, а детали приема – потом.

Едем по Каракалпакии. Бедность поселка Жаслык, его заброшенность от большого мира, обнаружилась по причине того, что на пропускном пункте – шлагбауме служащему-каракалпаку очень понадобилось съездить домой за три километра за гражданской одеждой. Мы свернули на проселок и ехали по ухабам глубиной три метра. Советские дома разрушаются, но люди приветливы. Все, кто был на улице, от пяти до семидесяти лет подали руки и спросили, как жизнь. В это время Галя ждала на посту и наблюдала, как такие же, как мы преодолеватели поста, по просьбе постовых грузили КАМАЗ с металлоломом, собранным на бывших советских воинских частях. Водитель КАМАЗа тоже на всякий случай не отказал постовым. Добрые наши дела освободили нас от досмотра и мы сэкономили то время, которое потеряли.

Едем дальше. Стадо овец. Загорелый как уголь пастух машет бурдюком – у него закончилась вода. Заливаем ему воды под рассказ, какая тяжелая сегодня жизнь. Спрашиваем: «А волки есть?» «Полно, опасно». Для убедительности повторил три раза. Сам спит в домике на колесах. И что нам теперь было делать? С нашим планом заночевать прямо на плато, в палатке? Галюся как-то стразу изъявила желание хоть всю ночь ехать и ехать, до первой гостиницы. Я великодушно согласился, тем более, что установка и съем лагеря – это часа два работы в пыли. А если ещё слушать вой голодных волков…Все равно сна не будет. Ночь наступила темная, безлунная. Восточный чинк Устюрта в ночи не заметили – видимо, слишком плавный. Первая остановка ГАИ – пришлось делиться салом, добровольно, конечно. Вторая остановка – гаишники робко просили бутылку. Докладываем, что едем издалека, все уже выпили. «А денег дашь?» «Так нам далеко ехать, мы и не доедем тогда» И нас отпускают. Ночуем за Кунградом в гостинице для дальнобойщиков с общими номерами без кроватей, но с баней за 150 рублей.

Пройдено 609 км
Средняя температура днём +33, ночью +25


Плато Устюрт (фото заимствовано)


Преодоление


Продавец бензина


Закат. А мы ещё на плато

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *